Cтатьи и консультации адвоката в Ижевске

Автобизнес: Не аналогичные аналоги автомобилей

Адвокат по потребительскому экстремизму в суд
После падения курса национальной валюты в конце 2014 года потребители вспомнили о забытом способе защиты права: взыскание разницы в ценах между ценой товара ненадлежащего качества, установленной договором, и ценой на момент предъявления соответствующего требования.

Практики скопилось достаточно, появились некоторые разъяснения, поэтому было интересно проанализировать применение практики взыскания убытков, ведь разница в ценах является убытками.

Обычные для таких требований ситуации: потребитель требует вернуть денежные средства за товар и одновременно требует выплатить ему разницу в ценах, либо, потребитель уже выиграл у продавца основной процесс, и теперь желает дополнительным иском завершить всё взысканием разницы в ценах.

У потребителя есть два способа взыскать разницу в ценах.

Первый способ предусмотрен п. 4 ст. 24 Закона РФ «О защите прав потребителей»: при возврате товара ненадлежащего качества потребитель вправе требовать возмещения разницы между ценой товара, установленной договором, и ценой соответствующего товара.

Таким образом, если на момент предъявления требования о выплате разницы в ценах соответствующий товар той же марки (модели) имеется в продаже, то в соответствии с пунктом 3 статьи 393 ГК РФ определяется его цена, и соответственно выплачивается продавцом или взыскивается судом. И здесь сложностей не наблюдается.

Второй способ уже введен абз. 4 п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» и устанавливает право суда удовлетворить требование потребителя о взыскании разницы между ценой, такого товара, установленной договором купли-продажи, и ценой аналогичного товара на время удовлетворения требований о взыскании уплаченной за товар ненадлежащего качества денежной суммы.

Итак, если в ст. 24 Закона РФ «О защите прав потребителей» фигурирует товар той же марки (модели), называемый «соответствующим», то в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. №17 уже указан «аналогичный» товар, без привязки ни к марке, ни к модели.

Думается, что указанное право добавлено для тех случаев, когда товар той же марки (модели) не производится или отсутствует в продаже, что собственно корреспондирует с разъяснением в п. 40 указанного Постановления, предоставляющее потребителю право предъявить иное требование или изменить способ исполнения решения суда для случаев, когда товар той же марки (модели) уже снят с производства либо прекращены его поставки и т.п.

Но на практике возникают вопросы: какой товар является аналогом и как это определить, кто из сторон должен доказывать наличие/отсутствие аналога, стоимость аналога, и к кому можно предъявлять подобные требования.

Достаточно интересно проанализировать практику на примере транспортных средств (легковых автомобилей).

Что такое аналогичный автомобиль?

Вопрос вроде бы простой, аналогом холодильника Свияга является холодильник Свияга, а аналогом автомобиля Nissan Juke является автомобиль NissanJuke, но всё оказалось не так просто.

Поскольку Закон о защите прав потребителей и Пленум не дают разъяснения относительно того какой товар является аналогом, то сначала сравню официальное и сложившее «судебное толкование».

Пунктом 1 ст. 2 ФЗ от 08.12.2003 г. №164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» установлено понятие аналогичного товара, под которым понимается «товар, который по своему функциональному назначению, применению, качественным и техническим характеристикам полностью идентичен другому товару, или в отсутствие такового полностью идентичного товара товар, имеющий характеристики, близкие к характеристикам другого товара».

Суды используют следующее толкования аналога: «аналог транспортного средства - это ближайшее по конструкции, функциональным, техническим и эксплуатационным характеристикам, а также потребительским свойствам, транспортное средство. Соответственно вышеуказанный закон не требует «полного соответствия»[1]. Кстати, вышеприведенный абзац используется без изменений в нескольких десятков судебных актов апелляционных судов разных субъектов, кто его использовал первым достоверно установить не удалось. Также не удалось обнаружить в нормативной базе источник такого понятия.

Но тем не менее, понятия практически совпадают, и оставим это, однако, остается только разобраться почему потребители считают что, например, Nissan Juke 2017 г.в. является аналогом автомобилю Nissan Juke 2012 г.в., а суд это поддерживает.[2]

Одобрение типа транспортного средства (ОТТС), выдаваемый органом по сертификации, является единственным документом, подтверждающим допустимость использования любого автомобиля на территории страны в соответствии с требованиями технического регламента о безопасности транспортных средств. Любой автомобиль продающийся в России имеет одобрение типа транспортного средства.

Из ОТТС следует, что Nissan является маркой автомобиля, а коммерческим наименованием является «Juke», далее указываются технические характеристики автомобиля, это означает, что «Juke» это все таки не модель, а коммерческое обозначение, значит, нельзя ориентироваться только на наименование автомобиля, и автомобили с одним и тем же наименованием не всегда являются аналогичными, и, как указывают суды, «ближайшими по конструкции, функциональным, техническим и эксплуатационным характеристикам, а также потребительским свойствам».

Очевидно, что автомобили разных поколений фактически различаются по конструкции, функциональным, техническим и эксплуатационным характеристикам хотя бы в силу усовершенствования технологий и материалов.

Никто не сможет утверждать, что Iphone 2007 г. это то же самое, что Iphone 2017 г.

Получается, что фактически взыскивается разница не между аналогичными автомобилями, а между автомобилями разных моделей, что не допускается[3].

Требование о возмещении разницы в стоимости автомобиля по своей природе является требованием о возмещении убытков.

В соответствии с положениями ст. ст. 15, 393 ГК РФ возмещение убытков носит компенсационный характер и направлено не на обогащение лица, чьи права были нарушены, а на восстановление его нарушенных прав.

Значит, взыскание разницы между не аналогичными автомобилями приводит к неосновательному обогащению наших потребителей.

Как этого избежать, и какие доказательства использовать?

Возвращусь к понятиям, из которых прямо следует, что аналог автомобиля – это не конкретная модель или марка автомобиля, а другой автомобиль, допускается, что это автомобиль другого производителя, другой модели, однако, обладающий единственным признаком – этот другой новый автомобиль должен быть самым близким по своим техническим характеристикам к автомобилю потребителя.

Какие-то автопроизводители развиваются, а какие-то заимствуют их технологии через несколько лет.

Также как и в аптеке предлагают препараты аналоги - разных производителей и разных наименований, но никто не предложит препарат аналог того же производителя и того же наименования но, к примеру, в спреи, вместо инъекций – потому что это разные вещи.

В соответствии с п. 1 ст. 79 ГПК РФ для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных познаний в области науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Согласно Приказа Минюста России от 27.12.2012 № 237 «Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым представляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России» (Зарегистрировано в Минюсте России 29.01.2013 №26742) исследование промышленных (непродовольственных) товаров, в том числе с целью проведения их оценки является видом судебной экспертизы, для проведения которой необходимо обладать экспертной специальностью 19.1., которой у судей, как правило, нет.

Следовательно, судебная экспертиза должна назначаться, когда вопросы права нельзя разрешить без оценки обстоятельств, для установления которых требуются специальные познания в области науки и техники (в данном случае), и разрешить вопрос об аналогичности автомобилей, т.е. наличии на рынке идентичных автомобилей, или автомобилей, имеющих характеристики, близкие к характеристикам другого автомобиля, без экспертизы или привлечения специалиста никак нельзя.

Однако, согласно некоторой существующей судебной практике аналоги иногда определяют исключительно судьи и по «желанию потребителя», даже не в даваясь в технические характеристики и ориентируюсь исключительно на названия автомобилей, о чем свидетельствует практика приведенная в сноске номер два к настоящей статье, при этом допустимым доказательством выступает лишь распечатка с интернет-сайта о стоимости автомобиля с таким же наименованием. Хотя не мало дел когда судьи справедливо отказываются брать на себя функции экспертов и разрешают вопрос исключительно на основании заключения комплексной товароведческой оценочной экспертизы[4].

Учитывая необходимость специальных познаний при определении размера убытков, суд, на который п. 2 ст. 12 ГПК РФ возложены обязанности по оказанию содействия в реализации прав участников процесса, должен создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств, правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела[5].

Если дело рассматривается в апелляционной инстанции, а по первой вопрос с экспертизой или привлечением специалиста так и не был разрешен, то как указано в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 №13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 ГПК РФ), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.

Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 2 части 1 статьи 330 ГПК РФ), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (часть 2 статьи 56 ГПК РФ).

Итак, приходим к выводу: чтобы достоверно установить является ли такой технически сложный товар как автомобиль аналогичным или нет, необходимо все-таки иметь специальные знания в области товароведения и оценки, для чего необходимо привлекать либо специалиста, либо эксперта, и если этого не был сделано по первой инстанции, то это следует сделать суду второй инстанции.

На ком лежит обязанность по доказыванию аналогичности автомобилей?

Поскольку речь идёт о потребителях и об их правах, то разумно было бы предположить, что бремя доказывании традиционно должно быть возложено на сторону продавца.

Однако, порядок распределения бремени доказывания по делам о защите прав потребителей разъяснен в п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», и в данном разъяснении отсутствует такая обязанность продавца, как доказывать наличие убытков и их размер.

И это вполне логично, т.к. если продавец настаивает на том, что убытков нет (модели автомобилей разные и не аналогичные)[6], потребитель должен предоставить доказательства их наличия, и самое главное было бы странным обязывать продавца еще и устанавливать размер убытков, которые ему же и выплачивать. Но тем не менее такие случаи в практике встречаются[7].

Законопроект №1015271-6 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» в части установления дополнительных гарантий потребителей также предполагает заменить доказывание убытков на право требовать компенсацию, по аналогии ,установленной ст. 1301 ГК РФ, позволяющей правообладателю исключительных прав требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации.

Определением Верховного Суда РФ от 19.07.2016 №59-КГ16-9 разъяснено, что при предъявлении требований о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков, размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности.

Как указано в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ). Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 ГК РФ). По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 ГК РФ). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное.

Таким образом, на потребителе лежит обязанность доказать факт наличия убытков, противоправность поведения причинителя вреда, а также причинно-следственную связь между противоправными действиями и наступившими неблагоприятными последствиями в виде убытков, а также их размер. При этом, вина продавца презюмируется, и на него возлагается обязанность по представлению доказательств отсутствия его вины в причинении ущерба[8], в то же время, продавец не лишается возможности оспаривать размер убытков.

Если же потребитель не предпринимает попыток доказывать размер убытков, то в этом случае согласно абз. 2 п. 12 этого же Постановления Пленума размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

То есть, в ситуации, когда недоказанность размера убытков не является основанием для отказа в иске и нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав, то суд должен самостоятельно принять меры для определения размера убытков: предложить сторонам назначить экспертизу или привлечь специалиста, либо совершить эти действия самостоятельно.

Снова приходим к выводу о том, что удовлетворение иска или отказ в нём невозможен без проведения экспертизы или без участия специалиста, которые должны определить размер убытков, а перед этим неизбежно ответить на вопрос есть ли на рынке автомобиль аналогичный автомобилю потребителя.

В какой момент времени потребителю необходимо предоставлять доказательства аналогичности автомобилей?

Неоднократно подчёркивалось, и дополнительно разъяснено, что обязательный претензионный порядок, с участием потребителей предусмотрен только для споров в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения оператором связи обязательств, вытекающих из договора об оказании услуг связи, а также в связи с перевозкой пассажира, багажа, груза или в связи с буксировкой буксируемого объекта внутренним водным транспортом (п. 23 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»), в других случая претензия не является обязательной.

Однако, из судебных актов видно, что суды, удовлетворяя требования потребителей при взыскании разницы в ценах автомобилей, удовлетворят также исковые требования о взыскании неустоек и штрафа, даже в таких случаях, когда размер убытков был установлен только в судебном заседании (сноска номер два, указанная ранее).

Думается, что если потребитель претендует на неустойку за невыполнение продавцом его требования в добровольном порядке, а также на штраф, то потребитель должен уже с претензией, содержащей требование о выплате разницы в ценах предоставить неоспоримые доказательства того, что на рынке имеется автомобиль-аналог и указать размер своих убытков, суд, в свою очередь, должен подтвердить допустимость и относимость этих доказательств, установив тем самым виновное неисполнение законного требования потребителя.

Как указано в п. 12 Постановления Пленума Верховного суда РФ №54 от 22.11.2016 г. «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» если односторонний отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий совершены тогда, когда это не предусмотрено законом, иным правовым актом или соглашением сторон или не соблюдены требования к их совершению, то по общему правилу такой односторонний отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий не влекут юридических последствий, на которые они были направлены.

Применительно к требованию о выплате разницы в ценах за автомобиль, принимая во внимание бремя доказывания и вид доказательств, которые могут считаться допустимыми, приходим к выводу, что без предоставления заключения эксперта (или специалиста), включающей оценку стоимости аналога, требование о выплате разницы в ценах за автомобиль не будет считаться поданным с соблюдением требований к его совершению, и не может повлечь для продавца обязанности в последующем выплачивать неустойку и штраф.

К кому может быть предъявлено требование о выплате убытков?

Требование о возмещении разницы в стоимости автомобиля является требованием о возмещении убытков.

Как указано в абз. 7 п. 1 ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему вследствие продажи товара ненадлежащего качества.

Пунктами 2 и 3 ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» законодателем разграничены требования, которые могут предъявляться продавцу, либо изготовителю, импортеру.

Другими словами законодатель разграничил, какие требования можно предъявлять только к продавцам, а какие только к изготовителям и импортёрам.

Из содержания п. 2 ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» следует, что продавцам можно предъявлять все требования указанные в п. 1 ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» включая требования о возмещении убытков, но как указано в п. 2 ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» изготовителям и импортёрам можно предъявлять только требования указанные в абзацах втором и пятом пункта 1 статьи 18 Закона РФ «О защите прав потребителей», а это требования о замене на товар этой же марки (этих же модели и (или) артикула), и безвозмездном устранения недостатков товара. Вместо предъявления этих требований потребитель вправе возвратить изготовителю или импортеру товар ненадлежащего качества и потребовать возврата уплаченной за него суммы.

Другими словами, требования о возмещении убытков в виде разницы в ценах на автомобиль может предъявляться только продавцу или уполномоченной им организации или уполномоченному им индивидуальному предпринимателю, заявлять такие требования изготовителям и импортёрам в силу буквального прочтения Закона РФ «О защите прав потребителей» недопустимо.

Закон РФ «О защите прав потребителей» содержит одно исключение допускающее взыскание убытков с изготовителя (но не импортёра), это исключение указано в абз. 3 п. 5 ст. 7 Закона РФ «О защите прав потребителей» и касается убытков в связи отзывом товара: убытки, причиненные потребителю в связи с отзывом товара (работы, услуги), подлежат возмещению изготовителем (исполнителем) в полном объёме.

К сожалению, законодательство не содержит такого понятия как отзыв товара, однако, это понятие используется в ФЗ от 27.12.2002 г. №184-ФЗ «О техническом регулировании» и сводится к тому, что отзыв это комплекс мероприятий по оповещению потребителей лишь о наличии угрозы причинения вреда и способах его предотвращения, то есть отзыв товара не является подтверждением ненадлежащего качества товара, а скорее профилактическим мероприятием, направленным, как раз, на недопущение образования недостатков в товаре, способных причинить вред.

И если такие профилактические мероприятия потребуют от потребителя каких-либо расходов, то такие расходы (убытки) подлежат возмещению изготовителем.

Иные убытки следует предъявлять только продавцами и уполномоченным ими лицам.



[1] Апелляционное определение Пермского краевого суда от 09.08.2017 по делу N 33-7843/2017; Апелляционное определение Московского городского суда от 14.04.2017 по делу N 33-14004/2017; Апелляционное определение Свердловского областного суда от 17.01.2017 по делу N 33-940/2017(33-23878/2016); Апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 30.11.2016 по делу N 33-5424/2016; Апелляционное определение Волгоградский областной суд от 21.11.2016 г. N 33-12961/2016
[2] Апелляционное определение Пермского краевого суда от 09.08.2017 по делу N 33-7843/2017; Апелляционное определение Пермского краевого суда от 24.07.2017 г. по делу N 33-7635/2017; Апелляционное определение Пермского краевого суда от 19.06.2017 г. по делу N 33-6002/2017; Апелляционное определение Пермского краевого суда от 06.07.2016 г. по делу N 33- 33-7124/2016; Апелляционное определение Пермского краевого суда от 26.10.2016 г. по делу N 33-12787/2016; Апелляционное определение Пермского краевого суда от 21.09.2016 г. по делу N 33-11140/2016; Апелляционное определение Пермского краевого суда от 02.09.2015 по делу N 33-9798/2015;
[3] Согласно ст. 24 Закона РФ «О защите прав потребителей» допускается только с перерасчётом цены, т.е. потребитель должен доплачивать разницу в цене, а не взыскивать ее.
[4] Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12.07.2017 г. №33-10302/2017; Апелляционное определение Московского городского суда от 14.06.2017 по делу N 33-22598/2017; Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 02.05.2017 N 33-9566/2017 по делу N 2-4310/2016; Апелляционное определение Саратовского областного суда от 21.03.2017 по делу N 33-342/2017; Апелляционное определение Самарского областного суда от 21.11.2016 по делу N 33-14744/2016; Апелляционное определение Московского городского суда от 18.11.2016 по делу N 33-41905/2016; Апелляционное определение Самарского областного суда от 03.11.2016 по делу N 33-14113/2016; Определение Московского городского суда от 19.09.2016 N 4г-10757/2016 Об отказе в передаче кассационной жалобы на судебный акт; Апелляционное определение Московского городского суда от 22.06.2016 по делу N 33-11012/2016; Апелляционное определение Вологодского областного суда от 08.06.2016 N 33-3196/2016 и прочие.
[5] См. также Определение Верховного Суда РФ от 03.03.2016 по делу N 305-ЭС15-15053
[6] См. также практику Верховного Суда РФ в части распределения бремени доказывания отрицательных фактов, например, Определение Верховного Суда РФ от 10 июля 2017 года № 305-ЭС17-4211;
[7] Апелляционное определение Пермского краевого суда от 24.07.2017 г. по делу № 33-7635/2017
[8] См. также Определение Верховного Суда РФ от 14.04.2015 №14-КГ15-1
Судебные споры (арбитражные суды и суды общей юрисдикции)
Made on
Tilda